Kieselweg, 1 69190 Deutschland, Walldorf -

История поздней переселенки - II (Фридланд)

Марина продолжает свой рассказ о переезде в Германию со статусом поздней переселенки. На этот раз она описывает своё пребывание в лагере для переселенцев Фридланд.

История поздней переселенки - II (Фридланд)

Германия встретила нас 30-ти градусной жарой и обжигающим ветром. Если учесть, что мы прилетели из далекой Сибири, то наши теплые пальто и сапоги до колен создавали огромный контраст на фоне легко одетых жителей Германии. Но, похоже, это никого не волновало. Здесь вообще мало внимания обращают на то, как ты одет, что приятно меня удивило. Не раз я замечала представительных на вид людей в мятых штанах или рубашках с пятнами от варенья.

Пребытие во Фридланд

В аэропорту Франкфурта-на-Майне нас встретил мой дядя и повез в город Ойскирхен, который расположен недалеко от Кёльна. Была пятница, а в понедельник мы уже должны были прибыть во Фридланд. В этот же день мы пошли в магазин покупать летнюю обувь, дабы совсем не сжариться. Я смотрела на город и мне казалось, что я попала в сказку. Дома, такие, как на рождественских открытках, атмосфера какого-то невероятного волшебства, люди, совсем непохожие на тех, кого я привыкла видеть: в общем, ощущения были потрясающими. Но на следующее утро я проснулась с мыслью: «Что же я наделала?» Дико захотелось домой, в Россию, но пути назад уже не было.

В понедельник утром мы отправились во Фридланд. Честно сказать, этот город произвел на меня какое-то угнетающее впечатление. Возможно, своими постройками или обстановкой в комнате, которую нам выделили, или беженцами, живущими напротив... Как-то не ассоциировалась у меня Германия с таким местом. Но нам там нужно было провести всего несколько дней, поэтому я решила не обращать внимания на эти мелочи. Забыла сказать, что сюда мы прилетели вдвоем с мамой. Отец не смог с нами полететь сразу, потому что ему нужно было позаботиться о бабушке, которая жила в России. Мой муж тоже остался на неопределенное время.

Прохождение процесса приёма переселенцев

Но начну по порядку. Если вы плохо владеете немецким языком, то обязательно берите с собой родственника, который поможет вам, потому что понимать придется очень многое. Поэтому нашим переводчиком стала мамина сестра. Первым делом нам необходимо было зарегистрироваться, что мы и сделали. Затем нам дали обходный лист (Laufkarte) и в течение нескольких дней мы должны были ходить по различным кабинетам и собирать подписи. В общежитие мы попали только после обеда. В комнате, где нам предстояло жить какое-то время, стояло две кровати, небольшой стол, два стула и шкаф, куда мы складывали посуду и вещи. Ну и конечно постельное белье там также имелось, хотя мы им не воспользовались, так как привезли своё. Самой главной нашей целью прибывания во Фридланде было попасть именно на ту землю и в тот город, куда мы хотели.

Сначала мы должны были пройти флюорографию. Народу было много, поэтому нас ждал автобус, на котором мы поехали в больницу. Когда я зашла в кабинет врача, то сразу же с порога заявила: «Ich bin schwanger» (Я беременна). Врач улыбнулся, что-то спросил, но я ничего не поняла, поэтому он подписал бумагу и отправил меня обратно. Когда я вернулась в общежитие, к нам зашла женщина и начала раздавать листовки, приглашая посетить какой-то клуб, где наливают чай и общаются с такими же переселенцами, как мы. Мы вежливо покивали головой и пообещали обязательно зайти. Вечером нужно было разобраться в бумагах, подготовить необходимые документы, чтобы утром не суетиться и сразу идти ставить подписи. И во время этого процесса вдруг обнаруживается, что я, именно я, забыла все свои документы в Ойскирхене, в оригинале, заверенные нотариусом. Я начала паниковать...Что же делать? Не ехать же несколько сотен километров обратно, да и не на чем было. Порывшись в оставшихся бумагах, я обнаружила, что у меня есть копии, но мы не были уверены, примут ли их. Как оказалось, волновались мы напрасно, нам поверили, что оригиналы существуют, но так получилось, что они остались в другом месте, и без проблем у нас приняли копии всех документов. Я облегченно вздохнула.

Хочу немного рассказать о самом Фридланде. Общежития представляют собой невысокие длинные здания, расположенные параллельно друг другу. Причем, в одном общежитии жили беженцы, а в другом поздние переселенцы. Нас не смешивали. И я этому была очень рада. Недалеко от нас находилась столовая, куда можно было приходить три раза в день питаться. Но за все три дня, что мы там провели, я так ни разу и не побывала в немецкой столовой. В городе есть два магазина, причем один из них русский, но и туда мне не довелось попасть. Как-то не было желания и настроения вообще куда-либо выходить за пределы комнаты. Поскольку в нашей комнате было всего две кровати, то встал вопрос о том, где же будет ночевать моя тетя. На такой случай во Фридланде имеется что-то типа гостиницы, где за несколько евро в день можно снять комнату. Но немного поразмыслив, мы решили просто соединить две кровати между собой и не тратить деньги лишний раз.

Если за окном была весна, пели птицы, распускались листочки, то моё душевное состояние оставляло желать лучшего: разлука с любимым человеком, незнание языка, неизвестность будущего — я ощущала такую беспомощность, что целыми днями лежала на кровати и глотала слезы.

На следующий день мы начали обход по кабинетам и в одном из них дело коснулось меня и моего мужа. Меня спрашивали, каким образом он собирается приехать в Германию, на что я ответила, что совершенно не знаю, хотя надеялась на какое-то чудо. Он просто прилетит и все, без проблем и заморочек. Но тут меня ждало потрясение. «Пока он не сдаст экзамен А1, он не сможет прибыть в эту страну на законных основаниях». Мой мир рухнул. Я была уверена, что он не сдаст А1, поскольку он даже алфавита немецкого не знал, что уж говорить о таком сложном тесте. Я расплакалась, на что фрау сказала: «Тебе нельзя сейчас переживать, радуйся и веселись жизни, у тебя же ребенок под сердцем». Ага, порадуешься тут. Неожиданно она предложила другой вариант — возможность приехать в Германию в качестве студента, который хочет изучать немецкий язык. Для этого требовалось приглашение от какой-либо немецкой школы, согласие, что они готовы взять себе на обучение иностранца. А как родится ребенок, то у моего мужа будет больше шансов остаться в Германии, лишь бы учеба закончилась не раньше, чем малыш появится на свет. Я сразу успокоилась и повеселела, этот вариант мне казался очень подходящим. И я надеялась увидеть своего мужа не позже чем через месяц.

Не могу теперь точно сказать по каким кабинетам и с какой целью мы ходили, поскольку была в подавленном состоянии и полностью доверилась своей тете. Дни и ночи тянулись очень долго: у нас не было ни телевизора, ни газет, ни компьютера и я даже не представляла, чем заняться. Общаться мне не хотелось, гулять тоже, хотя как-то вечером мы вышли на улицу и прогулялись по Фридланду. И вот так прошел ещё один день. А в 7 утра мы уже были в одном из зданий, где решалась наша судьба и судьба таких же, как мы. В порядке очереди нас вызвал к себе один из чиновников и начал спрашивать, на какую бы землю мы хотели попасть. Мы ответили, что в НРВ. Он кивнул головой, что-то заполнил в компьютере и сказал нам ждать. Ждали мы очень долго, чуть ли не до вечера, когда наконец-то нам объявили, что разрешение поехать на землю Северный Рейн Вестфалия, в город Ойскирхен получено. Мама от счастья даже начала обнимать незнакомых людей и  прыгала от радости. Ну а я... мне было все равно.

Нам осталось сделать последнюю подпись в обходном листе: это посетить что-то типа склада, где выдавали одежду и книги. Это было обязательным, хотя мы не нуждались в такой гуманитарной помощи. Там работала русская женщина и поэтому общаться нам было довольно просто. Мне она выдала штаны, кофту теплую с капюшоном, куртку, какую-то ночную пижаму и сумку, полную немецких книг и атласов, плюс русско-немецкий словарик. Мама получила практически то же самое, за исключением кое-какой одежды.

И вот, нам оставалось провести последнюю ночь во Фридланде, таком гостеприимном, но таком чужом для нас. В последний день я больше всего хотела поесть нормальной пищи, потому как от сухпайков уже болел желудок. На следующее утро мы отправились в Ойскирхен, где нас ждало немало трудностей.

Часто задаваемые вопросы и обсуждение темы для поздних переселенцев

Новости по теме:

Читайте дальше: