Kieselweg, 1 69190 Deutschland, Walldorf -

Как я попал в Германию (Степан Бабкин)

Рассказ о том, как я стал программистом и каким образом попал в Германию.

Как я попал в Германию (Степан Бабкин)

Вообще-то, я открыл этот раздел для статей от других мигрантов, но меня попросили написать свою историю. Мол, тоже ведь интересно будет прочесть, да и в статье об авторе информация про приезд в Германию дана очень скупо.

Только сразу предупреждаю, что история моя нестандартная, поэтому вряд ли кому-то удастся вынести из неё что-то практически полезное. Обычно переезд в Германию происходит гораздо проще. Разве что, мотивации прибавится.

Как я стал программистом

Я учился в Питере в ВИКУ им. А.Ф. Можайского на втором факультете по специальности "автоматизированные системы управления". На третьем курсе решил отчисляться, потому что очень многое в армии мне не нравилось. В конце 2000 процесс отчисления завершился, но ещё до этого, с осени, я начал посещать курсы программистов при Ленинградском Институте Точной Механики и Оптики (ЛИТМО). Эти курсы организовала швейцарская фирма Artificial Life Inc (сейчас базируется в Гонконге). Отобрав 80 питерских студентов путём тестирования навыков программирования, компания готовила кадры на базе института. Лучшие преподаватели ВУЗа читали Java, алгоритмы и Web-дизайн.

Я попал на эти курсы чудом. Таланта к программированию у меня нет, а конкурс был человек 10 на место. Но к тому времени я уже вдоволь поработал чернорабочим на стройках, разносчиком газет и продавцом в электричках, так что старался цепляться за каждый шанс. Тестирование я завалил буквально на ленточке, не добрав один балл. Узнав результаты, я попросил помощи у прошедших отбор товарищей, которые за вечер натаскали меня в тех вещах, где я ошибся. На следующий день я снова пришёл на тестирование и... попросил второй шанс. Спасибо замечательной женщине, Татьяне Александровне Павловской, которая решила, что додуматься до такой просьбы при таком конкурсе уже показатель сообразительности. Она допустила меня к тестированию снова, и я его прошёл.

В итоге меня включили последним по списку из 80-ти человек в статусе вольного слушателя. В случае, если бы все студенты ко времени первого экзамена остались в строю, меня бы отлучили от занятий. Но спустя 3 месяца многих уже и след простыл. Ведь курсы начинались в 5 вечера и длились 2-3 часа. Примерно для четверти поступивших это был слишком жёсткий график. Некоторые одарённые ребята сумели подписать контракты ещё до окончания курса. Что касается меня, то после работы на стройке тёплые аудитории ЛИТМО казались мне раем, так что все занятия я посещал исправно и с горем пополам сдал первые контрольные. После них осталось человек 40, а я замыкал рейтинг продолжающих обучение из-за плохого знания Java.

Жил я тогда на окраине Питера, станция метро Дыбенко, а потом ещё с километр в сторону Весёлого района. Мы с тремя друзьями снимали трёшку в панельном доме. Один из нас уже работал в Artificial Life, как программист. А я и ещё один товарищ учились на курсах при фирме. Деньги мы добывали работой на стройках, где платили 150 рублей в день. Иногда кому-то что-то подкидывали родители. Порой перепадали какие-то шабашки, типа, настроить факс и принтер соседям. Но в целом, трое из нас жили впроголодь, питались в основном соевым мясом. А состоявшийся программист занял отдельную комнату со своей подругой и постепенно совсем перестал с нами общаться.

В конце января 2001 мы сдали заключительное тестирование, по итогам которого 25 человек должны были быть приняты на практику в Artificial Life Inc. Я провалил экзамен по Java, но его провалили ещё человек 15. А так как по ходу дела некоторые студенты с курсов отвалились ещё до выпускной работы, то образовался недобор в три или четыре человека. В итоге фирме пришлось выбирать кого-то из двоечников. Благодаря поручительству двоих сдавших Java на "отлично" товарищей, решили взять и меня. Разумеется, из 25-ти человек я стал 25-ым.

Сказать, что я был очень счастлив - это ничего не сказать. Меня взяли на неполный рабочий день, с зарплатой всего 100$. Но зато допустили набираться опыта в реальном проекте. Он был довольно интересным. Мы занимались разработкой поисковика с искуственным интеллектом, который мог на натуральном английском отвечать на вопросы вроде "What is the future of the german economy?".

Меня хорошо приняли, несмотря на "двойку" по Java. Я занимался парсингом интернет-страниц для последующей индексации и сохранении индекса в базе данных. Это если официально. А по жизни я тупил, лажал, делал вид что понимаю RMI и EJB, коммитил не туда, качал не оттуда и слушал песенки ДДТ в Winamp. Мне всё нравилось, коллеги терпели, и пару Java-классов за моим авторством реально попали в продуктивный билд. Но назвать меня программистом тогда можно было с большой натяжкой. Любой реальный программер делал за час то, на что мне требовалась неделя.

Воодушевившись первыми днями работы, я упросил свою девушку переехать из Ростова-на-Дону ко мне в Питер. Она согласилась, бросила учёбу, и уже 3-го марта я встречал с букетом роз будущую жену на Московском вокзале. Жизнь, казалось, наконец наладилась. Мы даже кошку завели.

Переход в Siemens 

Но не сложилось. Как раз к моменту прихода студентов фирма попала в финансовую турбулентность из-за кризиса доткомов. Через 3 месяца компания закрыла филиал в Питере, так и не заплатив мне ни одной зарплаты. Я был в отчаянии. Денег не было, возвращаться на стройку было невыносимо. Ехать домой к родителям означало полный провал.

Наша коммуна к тому времени развалилась. Двое бывших товарищей остались на Дыбенко, а я с девушкой и двумя друзьями переехал, снова сняв трёшку. Позже к нам присоединился ещё один знакомый. К тому же, мать упросила меня забрать в Питер младшую сестру. Образовался весёлый студенческий табор. Основой времяпровождения стали Heroes III и поиск денег.

У меня накопилась масса долгов, но друзья выручали, продолжая занимать. Сестра пошла работать продавщицей в книжный, девушка занималась бытовыми вопросами нашего общежития и готовила на всю ораву, а я всё никак не мог найти новое место. На собеседованиях были очереди, постоянно встречал бывших коллег. Из-за того, что одновременно в Питере развалились ещё пара IT-фирм, найти работу стало очень сложно. На одно место претендовало 5-6 программистов и десяток "программистов" студентов вроде меня.

Денег не было, я попросил хозяйку квартиры потерпеть пару месяцев. Она же предложила перестелить ей полы на даче в зачёт оплаты за жильё. Я позвонил такому же безработному коллеге-студенту, и мы отправились плотничать. Бабушке работа понравилась. Пришла соседка, посмотрела - и на следующей неделе нам снова нашлась работа. Потом пришла соседка этой соседки... За пару выходных я зарабатывал несколько тысяч, и уже было подумывал переквалифицироваться в строителя дач.

Однако, судьба распорядилась иначе. Сначала я нашёл-таки работу программистом в какой-то маленькой фирмочке в подвальчике у Московского вокзала. Я уже был опытный в плане собеседований и умел притворятся очень умненьким. Просил я теперь 200 долларов в месяц, в уме прикидывая, что буду шабашить на выходных у питерских бабулек на дачах, благо результаты творений рук наших ещё не успели протечь и провалиться в суровом климате северной столицы, а спрос на бригаду студентов-плотников сохранялся.

Но за день до выхода на новое место, мне позвонила куратор студенческого проекта Artificial Life и предложила зарплату в два раза больше. Оказалось, бывший главный менеджер развалившейся фирмы перешёл в филиал Siemens и привёл за собой команду тим-лидеров. Те позвали "своих" программистов. А Сименс проникся идеей подготовки кадров из студентов. Начальник дал добро, и всех, кого смогли разыскать, обзвонили с предложением, от которого невозможно отказаться. Нас брали на работу с зачислением задним числом на пару месяцев раньше. А это означало, две зарплаты сразу по приходу на фирму. Я ещё не успел подписать никаких бумаг на найденном месте, так что сразу согласился.

Шанс уехать в Германию в SAP

Скоро выяснилась причина такого аврального сбора людей. Оказалось, что Сименс заключил договор с немецкой фирмой SAP на большой проект. В Питере организовывалась команда программистов, которые должны были работать в роли Development Support на SAP. У них тогда был взрывной рост клиентов. Немецкий офис саппорта просто не справлялся. В итоге меня 4 месяца обучали на курсах ABAP, после чего я начал обрабатывать сообщения об ошибках от клиентов SAP. Жизнь снова наладилась. Зарплату Сименс платил исправно, работа была довольно перспективной. Я раздал долги и завёл моду с получки оплачивать ночную гулянку нашего табора в Ленинградском Дворце Молодёжи.

Но опять не сложилось. В ЛДМ мы сходили раза 4. К зиме 2002 в офисе обстановка накалилась не на шутку. Два немецких бизнес-монстра никак не могли сработаться. Я точно не знаю, что там произошло. По слухам, возникла масса сложностей бюрократического порядка, мешавших нормально реализовывать проект. Бывший менеджер Artificial Life Inc завёл речь о переводе проекта в Германию. Руководству Siemens это не понравилось, шефа уволили. Он воспользовался связями с SAP и сделал финт ушами. Он предложил перевезти людей, которые работали на SAP из Питера, в Германию. Для этого он открыл собственную фирму, а работников, то есть нас, предложил сдать в аренду. SAP подумал и... согласился. В конце концов, им было важно использовать работников, которых они сами и обучили, для своих нужд на 100%, а с Siemens это всё как-то не совсем гладко получалось.

Мне тоже предложили переехать в Германию. Я тогда оказался на распутье. Моя девушка была беременна, нужно было готовиться к свадьбе, к родам, искать жильё получше, и зарплаты стало резко не хватать. Так что перспектива смены места жительства пришлась очень кстати. С другой стороны, я учился на вечернем в Санкт-Петербургском Техническом Университете и не имел загранпаспорта. Всё взвесив, я решил бросать учёбу, делать заграничный паспорт и ехать. Уволился из Сименса и подписал предварительный немецкий контракт на 1235€ в месяц. Это казалось фантастической суммой. Я понятия не имел про немецкие налоги и цены. Казалось, я в раю! Вернее, стою перед воротами рая и улыбчивый апостол Пётр в лице менеджера Манфреда приветливо машет мне рукой.

Получение загранпаспорта

Учёбу бросить было легко, а вот с документами не заладилось. У меня не было постоянной прописки в Санкт-Петербурге, зато был уровень секретности из-за военного прошлого. Ни одна питерская турфирма и ни один ОВИР делать загранпаспорт не брались. Пришлось ехать в родной посёлок Красный Колос под Ростовом-на-Дону, к родителям. В начале февраля подал документы в турфирму, работница которой пообещала сделать загранпаспорт за 2 недели. В марте нужно было уже лететь в Германию. По идее, должен был всё успеть.

С женой (расписались в Питере перед отъездом домой) мы сглупили. Она взяла мою фамилию, в итоге пришлось сначала менять внутренний паспорт, а потом уже подавать на заграничный. Планировали, что к маю я обживусь на новом месте и заберу её ещё до рождения ребёнка.

Но мой паспорт не сделали ни через 2 недели, ни через 3, ни даже через месяц. Но ускорить процесс получения паспорта никак не получалось. Раз в три дня я печально взбирался на самую высокую навозную кучу в посёлке и набирал номер турфимы с "трубы" Motorola отчима, чтобы услышать раздражённое "нет, ещё не готово, перезвоните дня через три". Остальное время занимала рыбалка, самогон и надежда, что вот-вот уже скоро рвану в Германию, а пока - гуляем!

Мне звонили из Питера, грозили отказом от контракта. Я в ответ уверял, что тяжело болен, проблемы с сердцем, почти умер, но скоро приеду. Тётя работала в кардиологии и всего за полторы тысячи оформляла больничные со страшными диагнозами. Надежды таяли, деньги кончались, навозная куча обзавелась красиво утоптанной тропинкой к вершине.

Лишь в конце апреля 2002 я получил на руки загранпаспорт. Не знаю, может быть виной задержки стало наличие допуска к секретным документам. Но скорее всего в турфирме нас обманули со сроками изначально.

Я купил билет на поезд до Питера и на следующий день потерял внутренний паспорт. Восстановить не успевал никак, откладывать поездку дальше было не куда. Да и тётя сказала, что с моим "диагнозом" уже пора либо оперировать, либо выздоравливать, либо в морг. 44 часа - и я в Санкт-Петербурге!

Получение немецкой визы

Пока добрался, пока подал заявление в посольство, уже наступили майские праздники. Я поселился в комнате у друга. Предвкушение переезда в другую страну породило какую-то лихорадку. Хотелось повстречаться со всеми знакомыми, посидеть с каждым на дорожку. Хотелось бесцельно бродить по Питеру, прощаясь с улицами и площадями. Хотелось поехать к казарме ночью и прокричать непристойности в отместку за накопленные там за 3 года службы обиды. Именно этим всем я и занимался. На каком-то кураже носился по городу, пил пиво и радовался ожидавшей меня новой жизни. На выходных забрёл на Дворцовку поглазеть на турнир по мини-футболу и тут же попал в какую-то команду, где не хватало игроков. Мы кого-то обыграли и нам вручили майки с эмблемой Coca-Cola.

Когда 11 мая в новом загранпаспорте наконец появилась виза, у меня закончились деньги. Совсем. Администратор фирмы из сочувствия к бедному студенту дал мне 50€, то ли из своего кармана, то ли из каких-то денег фирмы, и вручил билет на самолёт на 12-ое. Багаж мой представлял собой рюкзак и сумку. В рюкзаке были книги, а в сумке - книги и плюшевый плед. Друзья отвезли меня в аэропорт на старенькой "копейке" под песни группы "Любэ" из альбома "Давай за". Кассету они мне подарили, мол, не забывай Родину.

На фото вверху статьи я второй слева. Меня провожают кореша-одногруппники. Красная "копейка" - та самая.

Вылет в Германию

В самолёте Люфтханзы я оказался рядом с весёлым пожилым немцем, который, узнав, что это мой первый полёт, выпросил у стюардесс целую бутылку красного вина, которую мы и распили. Вдруг я обнаружил, что у меня большие проблемы с английским. Нет, я и раньше знал, что "пятёрки" в школе за "Moscow is the capital of Russia" вовсе не означают реального умения поддержать разговор. Но того, что я окажусь практически глухонемым, я как-то не предполагал. Однако, дело обстояло именно так. Я не понимал 80% того, что мне говорили на английском и 100% того, что на немецком.

Кое-как промямлив на границе, что я прилетел для работы, прошёл контроль и оказался в Германии.

Я расскал всё так подробно, чтобы было понятно, почему я решился на миграцию. Я считаю, уезжать надо только тогда, когда на Родине ещё (или уже) нечего терять. На момент отъезда из России я был как раз в таком положении. За спиной годы мытарств, впереди что-то мутное и непонятное, образования всё ещё нет, рядом беременная жена, за душой ни гроша, в рюкзаке - книги. И тут такой шанс. Я хотел использовать переезд в Германию, как способ резко повысить качество жизни и решить разом все бытовые проблемы.

Нужна подробная консультация? К КОНСУЛЬТАНТУ!

Читайте дальше: